Меню
12+

«СЕВЕРСКАЯ ИНФО» народная онлайн-газета Северского района

16.03.2021 12:49 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Лётчики казались богами»: ветеран труда аэрофлота - о военном детстве в станице Северской

Судьба героя нашей публикации полна тайн и загадок. В паспорте неправильная дата рождения, а фамилия выдуманная. В 32 года он, инженер, круто изменил жизнь, став лётчиком. Не прогадал — 20 лет в гражданской авиации стали самым счастливым временем. А повлияли на выбор события, пережитые во время оккупации.

Тайна фамилии

Олег Иванович Лаврецкий родился в станице Северской, по паспорту в 1941-м. Но отыскалась старая фотография — опровержение. На снимке он младенец, на оборотной стороне надпись: «На память сестричке Тоне от Алика Лаврецкого». Дата: 1 мая 1940 года. Как так вышло? Олег Иванович раскрывает семейную тайну. Мама сидела в тюрьме. Он, малыш, остался на попечении бабушки и тёти, а документы потерялись. Оформляя их заново, ошиблись.

- Было это после того, как немцев выбили. Оккупанты, уходя, станицы ограбили. Люди голодали. В еду шли семена, трава. Я маленький. Мама была счастлива, когда удалось купить 10 килограммов жмыха. Получила 10 лет лагерей — по году за килограмм. Жмых был краденый — его вынесла с Северского госмаслозавода работавшая там женщина. (Ей дали 25 лет лагерей, её судьба неизвестна).

Алик жил у бабушки, потом у тёти. Мама, Анна Ивановна, отбывала срок в Новороссийске. К счастью, вышла амнистия (вероятно, в честь Победы), отбыв год срока, она вернулась домой.

Иван Федосеевич Лаврецкий ушёл на войну в 41-м. Известно, что родился он в 1912 г., в Северской был заметным человеком, комсомольский вожак с двумя высшими образованиями. Добился отправки на фронт и сразу пришло извещение: пропал без вести. С ним ушла тайна фамилии. Жене он рассказывал, что родом из Майкопа, с семьёй порвал в юности, в связи с непреодолимыми идеологическими разногласиями. Обрывая связи, взял фамилию персонажа романа Тургенева «Дворянское гнездо».

Судьба забросила его в Северскую, встреча с будущей женой тоже из разряда чуда. Анна Ивановна Човник (в девичестве) из рода первопоселенцев. Родилась в Северской в 1914 г. Основателем рода был казак Кирилл Човник. У него был сын Иван, а у того четыре дочери: Мария, Александра, Анна (мама нашего героя), Екатерина и сын Гаврила. В коллективизацию у Ивана Кирилловича отобрали дом, «отжали» хозяйство. Дети подрастали и были вынуждены искать лучшей доли. Анна нашла её аж в городе Грозном. Родственница позвала, там с заработками было проще. Анну взяли домработницей в состоятельную семью врача. Смышлёная девушка понравилась хозяевам. Они заставили её поступить в вечернюю школу и получить среднее образование. А затем хлопотали о поступлении её в педагогический техникум, Анна стала учительницей. Домой в Северскую приехала в отпуск.

Случайная встреча с Иваном Лаврецким оказалась судьбоносной — они поженились. В Грозный молодая учительница уже не вернулась.

Что такое не везёт

В оккупации Алик с мамой жил на ул. Толстого. Дом, построенный дедом Иваном, большой, крепкий, крытый железом. Немцы, конвоировавшие пленных красноармейцев, использовали его как перевалочную базу. Наших солдат приводили группами по шесть-восемь человек запирали в холодной комнате. Немцы располагались в той, где стояла печь — зима 42-43-го выдалась холодной. Располагались, ели консервы, распространяя головокружительные запахи. Сильнее, чем тушёнка, Олега манило оружие. Немцы составляли его в пирамиду. Он решил одно ружьё утащить. Потянул за ремень — рухнула пирамида. Один из немцев прицелился в Олега. Убить ребёнка не дал товарищ. Как выяснилось, дома в Германии у него остался такой же малыш. Другое яркое воспоминание — бомбёжки.

Редкий случай — бомба угодила в колодец. Воронка получилась глубокая, крутая, со склонами под 45 градусов. Шли бои за освобождение района, а пацаны, не страшась хворостин, удирали от матерей на «горку», катались по склонам воронки на... коровьих и лошадиных черепах. (Рядом была контора заготсырья, кости валялись во множестве).

Отгремели бои, отпраздновали Победу. Но внезапно война настигла Олега в начале 50-х. На местах боёв пацаны находили оружие, боеприпасы, разбирали их, пытались стрелять. (Двоюродные братья Олега в 43-м умудрились выменять у румын винтовки на тыквы. И ходили тайком пострелять за станицу).

Никто эту гонку вооружений остановить не могло. У каждого уважающего себя пацана имелся пистолет, граната или патроны... Олег не исключение, найденную боевую гранату разобрал. Наученный чужим опытом (немало пацанов-«минёров» лишились рук, а иные не выжили), догадался от запала плоскогубцами отломить детонатор — головоку длиной примерно 1 см. Носил запал в кармане.

- Дело было 31 августа, завтра я должен был идти в седьмой класс, — вспоминает он. — В гости заявился двоюродный брат с дружками. Пошли к колодцу — мама велела натаскать воды. Вёдра наполнил, а не терпится же показать. Сели на лавочку у колодца и я сокровище достал. Тюкнул и ка-ак-ак бахнуло!

Железом нашпиговало левое бедро и правую руку. Врач вынул крупные осколки. Мелкие выходили ещё многие... даже не годы — десятилетия. Занятия в школе отодвинулись на два месяца.

1955 г, ст. Северская, средняя школа № 44. Олег Лаврецкий с одноклассниками.

После седьмого класса Олег собрался поступать в краснодарскую спецшколу ВВС. Ещё в 43-м ему улыбнулась редкая «пацанская» удача: недалеко от Северской (в сторону Львовки) базировался небольшой аэродром — лётчики-штурмовики оттуда столовались дома у тёти Олега! Лётчики — молодые, весёлые, щедрые — представлялись мальчику богами. Он забирался в дупло поваленного дерева и воображал, что сидит в кабине, пилотирует самолёт.

Со спецшколой ВВС не повезло — расформировали. Олег окончил 10 классов и мама уговорила поступать в гражданский вуз. Потеряв на войне мужа, она боялась всего, что связано с армией.

Как мечты сбываются

Олегу было всё равно куда поступать, поехал за компанию с друзьями в Свердловск. Стал студентом вечернего отделения Уральского политеха, устроился на подшипниковый завод. Встретил девушку, женился... Как студент и рабочий, вдобавок женатый, когда пришло время служить в СА, получил преференции. Призываться как все — или курсантом в аэропланную школу. Являться по первому требованию, изучать лётное дело по вечерам, выходным... И секунды не колебался. Изучал вертолёты, самолёты, налетал 250 часов, в небе был по-настоящему счастливым.

Олег Лаврецкий на сборах в 1966 году в Богодухове (под Харьковом).

Олег Иванович трудился инженером, родились сыновья, всё хорошо. Но тоска, сны о небе... И — внезапно — постановление о спецнаборе в лётные училища. Звали парней с первичной подготовкой, государство нуждалось в пилотах гражданской авиации. Загвоздка: предельная планка 30 лет, а Лаврецкому 32. Как в «Мимино», он поехал в Москву к министру. И как в кино, не без приключений, договориться удалось.

Летал на Ан-2, на тяжёлых Ан-12. Второй пилот, командир. Олег Иванович Лаврецкий — ветеран труда аэрофлота Якутии. (Служил в Жиганском Отряде Полярной Авиации, 20 лет в небе над тундрой). Личный рекорд — перелёт при температуре минус 62 градуса. Геологи, застрявшие под Верхоянском, передали SOS. Полёты в экстренных случаях разрешались при минус 55-ти. Но речь шла о жизни и смерти. И благодаря пилоту Лаврецкому люди остались живы.

Два сына Олега Ивановича — тоже лётчики. В авиацию пошли внуки и даже внучка выбрала для работы небо — она стюардесса.

- Я «распечатал» династию, — с улыбкой говорит Лаврецкий.

Олег Лаврецкий летал в ЖОАО на Ан-2. Это универсальный самолёт. Возил пассажиров и различные грузы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

62