Меню
12+

«СЕВЕРСКАЯ ИНФО» Народная газета Северского района

06.11.2020 11:34 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Охота на полицая, или Как погиб Рамазан Найманов

Уроженец станицы Азовской в августе 1942 года дезертировал из Красной Армии и поступил на службу немцам. / Архивное фото.

Одна из улиц в станице Северской носит имя офицера госбезопасности, смертельно раненого при задержании опасного бандита.

Старожилы, наверняка, помнят эту историю, а вот молодёжь знает вряд ли. Целых семь (!) лет после окончания войны (до декабря 1952 года) в лесах за станицей Азовской и Убинской скрывался местный житель, дезертировавший из Красной Армии и служивший у немцев полицаем. Все попытки изловить предателя долгое время оставались безуспешными.

Северчанин Владимир Щербак слышал про убийство начальника районного отдела госбезопасности что называется из первых уст — от своего отца Михаила Мефодьевича, который в те годы служил в милиции, а в ту ночь был вместе с Наймановым в засаде на бандита.

- Отец ушёл на войну из станицы Ставропольской и числился «пропавшим без вести», но на самом деле, как потом выяснилось, воевал в партизанском отряде в Белоруссии, — рассказывает Владимир Щербак. — Затем работал в милиции на Украине и всё время просился направить его на Кубань.

На родине Михаила Мефодьевича встретил Рамазан Найманов, который руководил Северским отделом госбезопасности. Молодой милиционер получил направление на участок Азовская-Убинская-Крепостная, и приступил к службе.

- У родителей после войны особо ничего не было из имущества, — вспоминает Владимир Щербак. — Найманов пообещал, что семье дадут лошадь и корову — хоть как-то наладить быт. Отец рассказывал, в то время на его участке орудовала банда дезертиров, которую возглавлял житель станицы Азовской по фамилии … (из этических соображений, учитывая, что в Северском районе могут проживать его родственники, имя и фамилию преступника мы не указываем, — прим. ред.). Было решено внедрить в банду человека Найманова. Я не знаю, являлся ли этот человек сотрудником милиции или нет. Связи с ним долго не было, но потом он передал всё-таки информацию, что дезертир скоро появится в станице Азовской.

По словам Михаила Щербака, Найманов (на фото слева) понимал — если привлечь какие-то силы, то родственники предателя заметят движение и предупредят его. Поэтому было решено скрытно наблюдать за подворьем родни дезертира, и при его появлении подтянуть оперативную группу. Сложность заключалась в том, что телефон в Азовской в то время был только один — в тракторной бригаде.

- Вечером 30 октября 1952 года бандит объявился в станице, — продолжает Владимир Щербак. — Когда совсем стемнело, отец вместе Наймановым осторожно подошли к дому со стороны огорода, который упирался в речку. В окно увидели, что тот лежит на кровати, а рядом на полу — карабин. Нужно было принимать решение: идти ли кому-то одному звонить в отдел или брать предателя самостоятельно. Бандит был матёрый и в случае чего оставшийся в засаде мог с ним не справиться. Штурмовать хату — опасно, так как там вся семья. Решили ждать, когда выйдет во двор, по нужде, например. Но бандит, похоже, что-то заподозрил или заметил. Может, шорох под окном услышал или мелькнула тень. Переложил карабин с пола на кровать. Найманов отправил отца к другой стороне дома, чтобы преступник не выскользнул. И вот когда отец обошёл дом, раздался выстрел. Потом, уже после поимки, говорил, что не целился, выстрелил на шорох за окном, и попал в Найманова.

В тот вечер дезертиру удалось скрыться под покровом ночи. Но вскоре он был всё-таки задержан и предстал перед судом. (на фото справа — Михаил Щербак)

- «Я тебя мог убить несколько раз, — говорил арестованный моему отцу, — ты в лесу каждый день один на лошади ездил. Не тронул только потому, что тебя уважали люди. Не простили бы мне этого и заказали бы в станицу дорогу», — рассказывает Владимир Щербак (на фото слева).

Как сообщил «Народной газете» заместитель начальника Управления ФСБ России по Краснодарскому краю Д.В. Поляков, уроженец станицы Азовской, 1918 года рождения, приговором военного трибунала СКВО от 2-4 сентября 1953 года осужден по ст. 58-1 «б», ст. 58-8 УК РСФСР к высшей мере наказания — расстрелу, который 28 декабря 1953 года был приведён в исполнение. Наш земляк признан виновным в том, что будучи военнослужащим Красной Армии в августе 1942 года дезертировал и в сентябре 1942 года прибыл в станицу Северскую, оккупированную немецкими войсками, где в октябре 1942 года поступил на службу к немецким властям на должность полицейского, а затем, в ноябре 1942 года, перешёл на такую же должность в станице Азовской. Из материалов уголовного дела также следует, что предатель участвовал в арестах советских граждан, систематически нес патрульную службу по станице, производил обыски и изъятие имущества. После изгнания немцев бывший полицай не прекратил своей преступной деятельности, оказывал правоохранительным органам вооружённое сопротивление. Так в апреле 1949 года, при попытке его задержания, тяжело ранил сотрудника Северского райотдела МВД, а в ночь с 30 на 31 октября 1952 года убил начальника Северского РО МГБ.

Любопытно, что в 1998 году прокуратура Краснодарского края вновь изучила дело предателя и пришла к выводу: дезертир совершил измену Родине в форме перехода на сторону врага и участвовал в террористических актах в отношении представителей Советской власти, поэтому — «реабилитации не подлежит».

Начальник Северского райотдела МГБ подполковник Рамазан Найманов, погибший при попытке задержания бандита, служил в НКВД Северо-Кавказского края с 1936 года. В 1945 году получил орден «Знак Почёта». В 1967 году Северский районный Совет депутатов принял решение переименовать улицу Колхозную и назвать её именем Рамазана Найманова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

138